МАСТЕРА

ГАЛЕРЕЯ

СТУДИИ

СУВЕНИРЫ

ДЛЯ ГОСТЕЙ


Наиболее распространенным во второй половинеXIXвека в Гороховецком уезде стал отход в котельщики. География отхода поражает воображение, это практически вся Россияйская Империя от Черного моря до Амура.

Зарождение этого мастерства в Гороховце относится к середине XVIII века. Труд котельщиков был тяжел.

«Нам приходилось встречать в вагоне на Московско-Нижегородской ж.д. прилично одетых субъектов, садящихся на станциях Гороховец, Молодники. Заговариваешь с ними, и они нагибаются ухом к самому твоему рту, значит это котельщик. Старики (работают до 50 и даже 70 лет) почти всегда ничего не слышат, разве кричать им в самое ухо. Притупление чувствительности барабанной перепонки - необходимое последствие котельного промысла, проходящего посреди постоянного грохота... молота о заклепки котлов, листов железа. Другое несчастье для котельщиков - это частые увечья».

Из «Материалов для оценки земель Владимирской губернии». 1901 год.

Тогда и получили гороховецкие котельщики прозвище «Глухари». Наряду с известным недостатком оно характеризовало собой мастера высокой квалификации, так что тех, к кому оно прикрепилось, брали на работу без обязательного в ту пору испытательного срока.

В 1883 году еще неизвестный тогда инженер Владимир Григорьевич Шухов получил «привилегию» на изобретение резервуара круглой формы, а изготовили первый резервуар по его «оптимальному расчету» гороховецкие котельщики. С этого времени вся инженерная деятельность будущего академика Шухова становится тесно связанной с выходцами из Гороховецкого уезда. Они по его проектам строили первый в России нефтепровод в Баку в 1879 году, первые гиперболоидные башни для выставок в 1896 и 1900 годах в Нижнем Новгороде и Париже.

В суровом 1922 году в Москве на Шаболовке под его же руководством гороховчане воздвигли гиперболоидную опору антенны для радиостанции «Коминтерн». К числу наиболее интересных работ, выполненных по проектам В.Г.Шухова, относится строительство акведука Киевского вокзала и перекрытия ГУМа в Москве.

В 1880 году под руководством выдающегося русского инженера Н.А. Белелюбского была закончена постройка железнодорожного моста через Волгу в районе Сызрани. Событие это было так значительно даже в мировом масштабе, что биограф знаменитого инженера Эйфеля Гастон-Тисандье сравнивал это сооружение с Эйфелевой башней и писал: «Один из величайших железных мостов в мире - Александровский мост через Волгу, около Сызрани, на Оренбургской железной дороге...».

Среди тех, кто собирал и клепал пролетные строения этого моста, самое видное место занимали гороховчане. После его окончания они перебрались в Севастополь и Николаев, где участвовали в строительстве броненосцев. Это были первые военные корабли, построенные на Черном море после Крымской войны. До этого времени по Парижскому трактату 1856 года Россия не имела права держать военный флот на Черном море.

 

Склепанные гороховецкими котельщиками первые черноморские броненосцы удивили даже видавших виды корабельных инженеров из Англии, которые отмечали, что именно Россия выдвинула тип броненосца. Впоследствии гороховчане участвовали в постройке на Черном море целой серии военных кораблей, до 1916 года было построено 9 броненосцев.

Рядом с Благовещенским собором, величественный силуэт которого замыкает площадь с северо-запада, располагалось здание Гороховского магистрата, начавшее свою историческую жизнь в Петровскую эпоху.

Базар в городе бывал по четвергам. Он занимал всю площадь, как спереди, так и сзади торговых рядов, и даже в узком проходе между старыми и новыми рядами была базарная толкучка. Съезжались на базар с раннего утра, некоторые приезжали даже с вечера. В некоторые дни подводы не умещались на площади и распространялись на соседние улицы и пустыри.  

Над площадью стоял гул голосов и изредка ржание лошадей, да отчаянный визг поросят с мешках, из двух кабаков и возле них слышался нестройный галдеж.

Торговля шла во всю. Многие городские лавки и торговали только по четвергам во время базара, в остальные дни покупатели заходили лишь случайно.

Зазывающее вкусный запах доносился из магазина-пекарни Максима Михайловича Савельева. На окраине площади - булочная Козиной. Колбасный магазин Мусатова торговал свежей колбасой разных сортов и окороками. Колбасные обрезки, таковыми считались вполне приличные куски, продавались за бесценок, их мог купить даже нищий, так что все бедные гороховчане пробовали даже самые дорогие сорта колбас.

Кроме магазинов торговали в ларьках и с открытых прилавков, а позади торговых рядов стояли большие весы, где взвешивали сено и скот. Здесь шла торговля скотом. Там, где виднелись цыгане, шла купля-продажа лошадей, иногда приводились на продажу коровы или телята, но этот товар чаще шел прямо к городским мясникам, Карликову и Опарину.

Все ждали Петрова дня, 29 июня по ст. стилю, когда открывалась большая ярмарка! Около Городской думы поднимался на древке флаг в знак ее открытия.

На ярмарку приезжали купцы из Нижнего Новгорода и других городов. Особенно привлекательными были целые ряды кустарных хозяйственных изделий: расписных ложек и солонок, глиняной посуды. Приезжали мастеровые из Павлова, торговали замками, ножами и вилками. Здесь же торговали решетами, корытами, деревянными кадушками и бочками. Ярмарки ждали все потому, что купить товары на ней можно было много дешевле, чем в обычные дни.

В деревянных лавках рыботорговцев располагались подводы сушеной и соленой рыбы. Зимой особенно много привозилось соленых судаков, лежавших целыми поленницами и ворохами. Летом в рыбном ряду появлялась и свежая рыба.

Ребят больше всего привлекала средняя часть базара. Здесь располагались торговцы сладостями. Чего только здесь не было: черный чернослив в ящиках, в ящиках же изюм двух сортов, в мешках - сушеные груши, яблоки, шептала, т.е. сушеные абрикосы. Прямо на полке покрытом белой холщовой подстилкой, красовались белые мятные и коричневые медовые пряники и коврижки, длинные изогнутые рожки с своеобразным сладким вкусом. Большой популярностью пользовались пареная груша, темно-коричневая, разопревшая, сладкая, в коричневом соке и стоившая баснословно дешево.

По другую сторону от полков со сладостями располагались полки с веревками и нитками, паклей и т.п., а напротив — промаслившиеся лотки со жбанами и кадушками льняного масла.

Молодежь интересовала карусель, построенная напротив аптеки Вялова, там же были и качели, играла шарманка. Мальчишки ходили за китайцами - продавцами игрушек. Сами китайцы, носившие косички, тоже были диковиной. Иногда приезжал и цирк.

 

Осенью покупался и мед, сотовый и прозрачный. Осенью же торговали яблоками. Местными сортами были: анис, барвинка, антоновка и другие, более редкие.

После разорения монастыря в годы безбожной власти от кладбища уцелели только некоторые надгробия. О том, как происходило уничтожение некрополя можно узнать из произведения гороховецкой писательницы и поэтессы Натальи Семяковой (1951­2013) «Утешение всех скорбящих».

Разорение обители в 1935 году, когда местные власти начали заселение опустевшего монастыря, было жутким ­ могилы на кладбище вскрыты искателями сокровищ, останки погребенных лежали на поверхности земли. Цинковый гроб жильцы использовали как корыто. Уборную для семнадцати семей соорудили поверх склепов, чтобы не рыть выгребную яму. Территория обители заросла сараями и сорняками, поленницами дров. В часовне на могиле П.П.Кожина, предводителя Владимирского губернского и Гороховецкого уездного дворянства, верой и правдой служившего отечеству при нескольких государях, тоже устроили сарай.

Сейчас о некогда богатом некрополе напоминают только несколько надгробных плит, сложенных вместе на территории современного Троице­Никольского монастыря. Если пройтись вдоль стены, то можно обнаружить еще пару десятков памятников, вросших в землю, заросших мхом и травой. Всего их около 30. Лишь на нескольких можно прочесть надписи, большая часть стала уже безымянной.

Приоткрыть завесу тайны этих захоронений помог первый том «Русского провинциального некрополя», вышедшего в 1914 году по инициативе видного историка великого князя Николая Михайловича. Издание это ныне представляет собой уникальный источник, поскольку подавляющее большинство описанных в нем надгробий со всей России в настоящее время утрачено. Сбор надписей с надгробных плит и их публикация велись по заранее намеченному плану, который не был выполнен до конца. Из­за начавшейся Первой Мировой войны следующие тома так и не были изданы. К счастью, наша Владимирская губерния, а с ней и Гороховецкий уезд попали именно в первый том.

               Но в этой книге мы не найдем полной информации о некрополе Николаевского монастыря. Изучив и другие источники, удалось определить всего чуть более двух десятков захоронений. Это люди с настолько интересной биографией, что каждому из них можно посвящать целые книги. Здесь и участник Отечественной войны 1812 года, оставивший воспоминания о тех событиях, хранящиеся сейчас в фондах Государственного исторического музея; и герой штурма Анапы 1791 года времен Русско­Турецкой войны; и участник заговора и убийства Императора Павла I в 1801 году. Удивительно и то, что не все из них были гороховчанами, порой остается загадкой, как оказались они похоронены на гороховцкой земле.

При использовании материала ссылка на источник обязательна,

для коммерческого использования обязательно получение нашего  согласия.